Стихосложение и его применение в магии

Эта статья написана господином Элентиром, советником при Дол-Гулдурской школе магии, в качестве учебного пособия для начинающих магов.

На подлинном рукой Рингвета Улайри начертано: «Принять и изучать».

Основы стихосложения и их применение в практической магии.

Как известно, основой магии являются заклинания. Заклинания же составляются в стихотворной форме, ибо природа слова такова, что слово, подчиненное ритму и размеру, способно влиять на силы этого мира и подчинять их воле мага. Разумеется, в устах человека, магической силой не наделенного, заклятие бездейственно, ибо одно лишь слово само по себе не способно подчинять стихии и души. Но человек, наделенный способностями к магии, а заклятий составлять не умеющий, подобен воину, наделенному немалой силой, а оружием не владеющему: любой отрок, наученный как следует орудовать мечом, из поединка с ним выйдет победителем. Стало быть, искусство стихосложения для мага является первейшим и необходимейшим. Мало того: чем красивее составлено заклятие, тем оно действеннее. Ибо красота стиха заключается в гармонии, а действие заклятия состоит в том, что великая гармония мира отзывается малой гармонии стиха, и звучит в лад с нею; если же стих лишен гармонии, то подобен он расстроенной лютне, чьи звуки не вызовут иных отзывов, кроме насмешек. А отсюда следует, что всякому, желающему сделаться магом, надлежит прежде всего овладеть искусством творить заклятия, и заклятия совершенные. Тому же, кому судьба отказала в даре сплетать слова в дивные созвучия, стоит подыскать себе другое занятие.

Основные размеры.

3093e72a31f4Наиболее распространенной в наших краях является силлабо-тоническая система стихосложения, основанная на повторении ударных слогов, чередующихся с безударными. Размеры, в которых один ударный слог чередуется с одним безударным, называются двусложными; размеры, в которых ударный слог чередуется с двумя безударными, называется трехсложным. Сочетание ударного слога с присобаченными к нему безударными называется стопой. В соответствии с тем, в каком порядке чередуются ударные и безударные слоги, существует пять основных размеров. Схемы мы тут рисовать не станем – ну их на фиг. Есть простой способ определять размер: по хорошему русскому имени «Иван». Это имя замечательно тем, что в нем содержатся все пять размеров. Итак:

1) Хорей - ударный слог/безударный: Ваня-ваня-ваня-ваня…

Например:

Эльфы пьют, бакланы смотрят,
Злые орки зубы точат,
Чтобы грызть Раздола стены…

Похоже?

Короче, если услышите стих, который звучит как «ваня-ваня-ваня-ваня», знайте, что это – четырехстопный хорей. Если стих будет звучать как «ваня-ваня-ваня», значит, хорей трехстопный. А если как «ваня-ваня-ваня-ваня-ваня», то пятистопный. Кстати, последний безударный слог может и отсекаться. Получается нечто вроде: ваня-ваня-ваня/ваня-ваня-вань.

Например:

Ни о чем не спросишь -
Не солгут в ответ.
Глазки в стену, крошка,
А не джентльменам вслед!

Это понятно? Если понятно, поехали дальше.

2) Ямб: безударный слог/ударный. Самый распространенный размер. Звучит: Иван-иван-иван-иван…

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей,
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.

А в ямбе после последнего ударного слога может приставляться еще один безударный: «Чем меньше женщину мы лю-бим»…

Это все были размеры двусложные. Дальше пошли трехсложные.

3) Дактиль: ударный/безударный/безударный. Потому и называется «дактиль» – «палец»: три фаланги, первая с ногтем, а две другие – без. Звучит так: Ванечка-ванечка-ванечка…

Если б мы знали, какие дороги
К морю выводят от гор…

Тут, соответственно, последние безударные слоги тоже могут усекаться – один, или даже оба. Дальше я об этом говорить не буду – и так понятно.

Кстати, многие полагают, что гекзаметр – это просто шестистопный дактиль. А на самом деле гекзаметр – это шестистопный дактиль с обязательным усечением последнего слога (можно сказать, пятистопный дактиль с шестой стопой хорея), и обязательно – с цезурой посередине. Цезура – это такая пауза в середине длинной строки. Гекзаметр звучит так: Ванечка-ванечка-ванечка//ванечка-ванечка-ваня.

Например:

Встала из мрака младая
с перстами пурпурными Эос.

Обратили внимание на паузу после слова «младая»? Вот это и есть цезура. А иначе такую длинную строку просто не выговоришь – непременно надо в середине остановиться и взять дыхание. Кстати, я бы сказал, что для заклятий, написанных гекзаметром, минимальный размер – не четыре строки, а две. Потому что благодаря цезуре длинная строка как бы разбивается на две коротких. А есть еще такой размер, элегический дистих, так он словно нарочно создан для писания заклятий. Звучит он так:

Ванечка-ванечка-ванечка//ванечка-ванечка-ваня, Ванечка-ванечка-вань//ванечка-ванечка-вань.

То есть первая строка – обычный гекзаметр, а вторая – в принципе, тоже гекзаметр, но только несколько измененный.

Часто мы думаем зло сотворить -
и добро совершаем;
Думаем сделать добро – зло причиняем взамен.

4) Амфибрахий: безударный/ударный/безударный. «Амфибрахий» значит «обоюдократкий», то есть, если понятнее, «безударный с обеих сторон». Звучит так: Ванюша-ванюша-ванюша-ванюша…

Ты скоро забудешь напевы морей,
И светлого замка высокие своды,
И сменишь отраду девичьей свободы
На тихие годы под кровлей моей.

5) Анапест: безударный/безударный/ударный. Что значит «анапест» – не знаю. Звучит так: Иоанн-иоанн-иоанн-иоанн…

Как бельмо на глазу старика Денетора,
Рассекая пространство и время разъемля,
Черный назгул парит над землею Гондора,
Предвещая беду, мрачно гадит на землю.

Вот и все основные размеры. А если по-хорошему – фигня все это. Ни один поэт, садясь сочинять стихи, не думает: «А сложу-ка я стих четырехстопным амфибрахием!» Просто настроение у него такое, слова ложатся так, что получается:

Мне ведомы песни минувших времен,
И сила упавшего с неба железа…

Потом возьмешь, прикинешь – гляди-ка, амфибрахий получился! Четырехстопный. И для нас, магов, главное не то, как называется тот размер, которым написано заклинание противника. Не будешь же ты на поединке соображать: «Ага, это он меня анапестом мочит. Ну, щас я ему отвечу в том же размере!» То есть можно, конечно, но зачем время тратить? Главное – уловить ритм атакующего заклинания, и подстроиться в него. А это надо тренировать, как музыкальный слух.

Рифма.

Многие авторитеты полагают, что рифма в заклятии решительно необходима. Я же склонен думать, что все хорошо к месту. На мой взгляд, хорошо составленное нерифмованное заклятие будет действеннее неуклюже сляпанных строчек, на концах которых гордо красуются рифмы, пусть даже эти рифмы будут совершенно точными. Некоторым же размерам рифма просто противопоказана. Например, рифма в гекзаметре будет смотреться точь-в-точь как седло на корове. Или взять ту же самую замечательную «Песнь о бакланах», или «Джир о хитрозлобном Асмохатте» – я считаю, что заклинание, написанное таким размером, будет вполне действенным и безо всяком рифмы. Но бывают все же случаи, когда без рифмы не обойтись.

Ну, что можно сказать о рифме? Я, право, в затруднении. Легко сказать, как должна выглядеть одежда, но трудно объяснить, какими должны быть украшения, потому что украшения каждый подбирает по своему вкусу. Рифма – это украшение стиха. Возникла она значительно позже, чем сам стих (стихи люди слагали, кажется, с тех пор, как научились говорить), и к тому же не в стихе, а в прозе. Говорит-говорит какой-нибудь краснобай, и выдаст что-нибудь вроде «Муж многомудрый, знаниями блистающий, юношей просвещающий, город наш собой украшающий». Народ послушал-послушал – ты гляди, красиво выходит! И начал это дело в стихи вставлять. А что о рифме особенно говорить? Каждый и сам знает, что это такое. «Палку» с «селедкой» явно никто рифмовать не станет.

Рифма бывает точная (когда концы рифмующихся слов совпадают полностью) и неточная.

Использование чужих стихов.

Как мы уже говорили, воистину действенным может быть лишь заклятие совершенное, причем не только по содержанию, но и по форме. А потому магу, не способному составлять красивые и действенные заклятия, или же не умеющему делать это быстро, стоит прибегнуть к чужим заклятиям. Хорошие чужие заклятия, примененные умело и к месту, бывают как минимум не менее действенны, чем собственные корявые стишки, сляпанные на скорую руку. В качестве примера можно привести историю (произошедшую, правда, не в нашем мире), описанную в романе Г.Л.Олди «Витражи патриархов», когда некий маг поверг в поединке другого мага с помощью слегка переделанного известного стихотворения Гумилева. Подобные приемы вполне допустимы как в магическом поединке, так и в составлении заклятий.

 

Recent Entries

  • Ссылки