К вопросу о боевой магии и «магический войнах».

Автор: c Gray Knight
К написанию данной статьи меня побудили несколько бесед, имевших место между мной и моими учениками. Я совершенно неожиданно для себя открыл, что в современной юношеско-колдовской аудитории понятие магической войны приняло совершенно не свойственные этому понятию черты. Более того, я был удивлен, что на эту тему вообще надо чего-то объяснять, но количество задаваемых мне вопросов и общая направленность информации на эту тему, наблюдаемой мной в Интернете (а я сейчас обращаюсь к интернет-аудитории), убедило меня в том, что объяснять все же надо. Итак, попробую.
По вполне определенным причинам, которые мы рассмотрим далее, магическими войнами в своем собственном понимании занимаются все, кому не лень, и кто хоть немного, что называется, «в теме». Стоит начинающему колдунку пару раз убедиться в собственных возможностях агрессивного воздействия на реальность, как в его неокрепший мозг сразу приходит вполне правильная и логично обоснованная мысль, заключающаяся в том, что он не один такой умный. Другие умные, в свою очередь, не заставляют себя долго ждать и появляются в жизни нашего неофита с завидным постоянством, следуя известной пословице «рыбак рыбака:» (или, если угодно, «дерьмо к дерьму:»). С некоторыми из них сразу возникает дружба до гроба, перерастающая в круги, ордена, ковены и т. д., с другими же – такая же по силе и степени вкладываемого энтузиазма непримиримая вражда. И здесь самое время выделить первый признак того, безусловно увлекательного, процесса, который, тем не менее, магической войной не является – возникновение конфликта на базе ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ интересов, причем интересов, мягко говоря, не слишком значительных. Далее враждующие лагеря начинают обмениваться порциями энергоинформационной диареи, которые могут носить гордые названия, такие, как «астральные удары», «наведения», «колдовские поединки» и тому подобное – терминологическая изобретательность не знает границ. Выделяем второй признак – как правило, примерно к середине такой войны энергетика противоборствующих сторон уже загрязнена до предела, правда, ни одного трупа почему-то нет. И третий признак, напрямую связанный с предыдущим – от 50 до 100% энергоинформационного мусора в мозгах каждой стороны имеет «родное» происхождение, то есть возникает из тех же собственных мозгов, в которых обретается. Далее любое подозрительное физическое или психическое ощущение воспринимается как признаки очередного полученного «удара», которому, почему-то, каждая сторона несказанно радуется, а симптомами, соответственно, гордится. Потом во сне и наяву <воина> начинают навещать «насланные» астральные сущности, а потом: Как правило, не радующий родных и близких психиатрический диагноз и соответствующая ему медицинская мера (обычно примерно одновременно наступающая для обеих сторон). В зависимости от степени психической стойкости и степени затрачиваемых усилий весь процесс занимает от одного года до десяти лет.
Теперь выделим признаки того процесса, который можно назвать магической войной, в том смысле, в котором понимаю его я – боевой колдун. Сразу оговоримся, что боевые конфликты между состоявшимися магами КРАЙНЕ редки и связаны, по большей части, с переделом РЕАЛЬНЫХ зон влияния. Нашей стране в период с начала восьмидесятых по середины девяностых повезло меньше – слишком много поднявших голову состоявшихся магов, вынужденных до поры до времени сидеть в подполье, слишком лакомый кусочек в виде практически чистого астрала на территории распадающегося СССР. Но эти факторы, спровоцировавшие, возможно, одну из крупнейших магических войн, скорее можно назвать историко-энергоинформационно-геополитичеким курьезом, если угодно. Он кончился, такого больше не будет. Но общее правило остается – причина настоящей магической войны берет свое начало в магии и, повторюсь, достаточно серьезна для того, чтобы существа, в большинстве своем неагрессивные и терпимые друг к другу, начали УБИВАТЬ. И это – ключевое понятие в рассматриваемом предмете. На войне убивают, на то она и война. Наводя порчу на обычного «двуногого прямоходячего», можно себе позволить работать спустя рукава и вообще не попасть, или продлить мучения жертвы на месяцы и годы. В магической войне, когда нерешение проблемы с первого удара, как правило, кончается проигрышем (а проигрыш и смерть здесь – одно и то же), права на промедление нет. Маги, в отличие от колдунков, находящихся в разных стадиях пубертатного периода, прекрасно знают собственные возможности и возможности себе подобных. Поэтому, если есть возможность неожиданно для противника воспользоваться огнестрельным или холодным оружием, взрывчатыми веществами или ядом, равно как и другими физическими средствами для уничтожения живых объектов – эти средства используются без промедления, благо что возможность не подпадать под уголовно-правовые формы государственного принуждения у мага несоразмерно выше, чем у не-мага. Магическая война – это, в первую очередь, возможность быстро и качественно умереть, а когда такое понимание есть, есть и готовность воспользоваться чем угодно, чтобы этого не допустить. Я видел, как предыдущий (передо мной) Великий Мастер ордена последний предел в течение 30 часов непрерывного магического поединка в полном астрале остановил сердце ведьме, которую раньше называл своей женой, и сделал это потому, что она, пользуясь единственной существующей для нее возможностью стать Великим Мастером, вызвала его на этот поединок. А он, в свою очередь, не хотел отдавать ей Орден. И умирать тоже не хотел. Поскольку смерть мага в ходе поединка – это не просто смерть. Это небытие. Это конец – полный и окончательный.
Итак, резюмируем вышесказанное. Те «магические войны», о которых можно столько услышать в Интернете, таковыми, безусловно, не являются. Не являются, в первую очередь потому, что их таковыми не считают сами их участники. Не веря в собственные возможности и не желая их развивать, они выбирают самую простую форму самоутверждения и готовы заниматься им годами, но не двигаться дальше. Повторюсь еще раз – подобные «воины» ведут свою «войну», будучи абсолютно сознательно уверены, что ни сами никого не убьют, ни их никто не убьет. А значит, доказывают всему миру и самим себе, что играют в игрушки и ничем не отличаются от тех же толкиенистов. Ожидать удара, который точно будет смертельным, настолько некомфортно, что телефон знакомого киллера сам постоянно попадается на глаза. А магия – это, в первую очередь, искусство творить. Это возможность изменить мир навсегда. Война же – смерть, кровь и изодранная в клочья душа. Но еще и ПОБЕДА

 

Recent Entries

  • Ссылки

  • You must be logged in to post a comment.